9:00 - 19:00

Время работы: пн-сб

(812) 921-34-60
(911) 913-38-29

Избрание меры пресечения. Есть ли альтернатива аресту?

Куликов и Трофимов > Избрание меры пресечения. Есть ли альтернатива аресту?

Всегда ли арест - это игра в одни ворота?

Если вас интересует эта вкладка, то, скорее всего, дела идут не так уж важно. Что-то пошло не так на стадии предварительной проверки или возбуждения уголовного дела?

Очевидно, что если ходатайство следователя о применении меры пресечения в виде заключения под стражу уже подготовлено, в ближайшее время состоится судебное заседание, где это ходатайство будет рассмотрено.

Каковы ваши шансы на то, что арест не состоится? Как получить подписку о невыезде и надлежащем поведении? И можно ли уйти под залог? Как обжаловать решение суда о применении уже избранной меры пресечения?

Поговорим об этом далее, но сперва немного статистики.

О чем говорят в Верховном Суде?

   За год судами в России было рассмотрено всего 154 066 ходатайств о применении меры пресечения в виде заключения под стражу. О продлении срока содержания под стражей, перед служителями Фемиды, ходатайствовали 230 599 раз. В первом случае, суды удовлетворили 140 309 таких ходатайств и 226 729 раз согласились с доводами следователей о необходимости оставить все как есть, в историях с продлением.

   «Счастливчиков» было немного. От общего количества арестованных, на свободе осталось около 8-9%. Т.е. практически один из десяти поступивших в суд по данной категории дел впервые. И лишь всего двое из ста уходили из суда при продлении. Тут все понятно- тех кто попал, уже не отпускают. (поэтому подумайте о сказках с «соглашениями» — их не бывает).

   Эта картина не меняется с годами. 90%-й результат удовлетворения ходатайств об аресте и 98% на продлении, кажется, становится «полицейско-судебной» формулой взаимодействия. Не больше и не меньше — константой. Конечно, на фоне миллиона уголовный дел, поступивших в суды РФ, эта сумма звучит не так удручающе, но это только в статистике.

   Так стоит ли бороться с мерой? Писать жалобу для изменения меры пресечения? В Верховном, как бы говорят, что нет.  Мы думаем стоит! Но делать это нужно только в комплексе.

В соответствии со статьей 97 УПК РФ, (Основания для избрания меры пресечения) Дознаватель, следователь, а также суд в пределах предоставленных им полномочий вправе избрать обвиняемому, подозреваемому одну из мер пресечения, предусмотренных настоящим Кодексом, при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый, подозреваемый: 1) скроется от дознания, предварительного следствия или суда; 2) может продолжать заниматься преступной деятельностью; 3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

 

   В действительности же до конца 2013 — начала 2014 года, российская Фемида (как ей и полагается) закрывала глаза на плачевное положение дел с мерами пресечения. Все шло как шло: следственные изоляторы трещали по швам из-за перелимита содержащихся в них людей, тюремщики и их посредники трясли свои барыши «за улучшение условий содержания» постояльцев («сладких булочек»), а руководство ФСИН нагревалось на никому не нужных браслетах для домашнего ареста, что вполне логично при неприменении этой меры.

   И вдруг, Она заговорила… Устами нашего Председателя Верховного Суда РФ будто бы говоря, что не хочет давать зарабатывать на своей «слепоте» различным дельцам (от опера УГРО до генерала ФСИН)  и 19.12.2013 года на сайте Верховного Суда РФ появилось Постановление Пленума ВС РФ №41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога».

   Но система инертна, и в 2014 году, участвуя в общественной экспертизе этого Постановления Пленума мы поняли: вопросы, возникающие у судов при применении мер пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога, так и остаются без должного ответа или действия. А адвокатское сообщество тогда и вовсе сдавалось без боя. Участвовать в обсуждении этого акта отказались 25 основных  Санкт-Петербургских коллегий из 26.

При разрешении вопросов, связанных с применением законодательства о мерах пресечения, судам исходя из презумпции невиновности следует соблюдать баланс между публичными интересами, связанными с применением мер процессуального принуждения, и важностью права на свободу личности

Кто кого

   Возвращаясь к нашему утверждению о том, что защита должна быть перманентной мы бы хотели остановиться на следующих практических моментах:

   Избрание в качестве меры пресечения заключения под стражу допускается только после проверки судом обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению. Мы хотим, чтобы вы поняли: те рассказы оперативника или следователя (после задержания), что арест уже выписан и решен, конечно же дестабилизируют подозреваемых, но все-таки не имеют ничего общего с истинным положением дел. И если бы эта связь (оперативника\следователя и судьи) была бы правдой, то говорила бы только об одном — о коррупционной составляющей в их деятельности и скорее о заказном характере дела. Если это очевидно, не забудьте упомянуть об этом в судебном заседании — пригодится.

   Обоснованное подозрение предполагает наличие данных о том, что лицо причастно к совершенному преступлению. И доказывать это будут перед судом, а не вам.

   Проверка обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению не может сводиться к формальной ссылке суда на наличие у органов предварительного расследования достаточных данных о том, что лицо причастно к совершенному преступлению. При рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу судья обязан проверить, содержит ли ходатайство и приобщенные к нему материалы конкретные сведения, указывающие на причастность к совершенному преступлению именно этого лица, и дать этим сведениям оценку в своем решении. Ну и  проверяя обоснованность подозрения в причастности лица к совершенному преступлению, суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности этого лица.

   Конечно же, 41-й Пленум кажется облегчил жизнь подозреваемым, но при отсутствии адвоката по соглашению (профессионального защитника), и не способности человека ориентироваться в слабостях даже  шаблонного ходатайства следователя, как правило подозрения  следствия «прокатывают» в среднем всего за 5-10 минут, отведенных на рассмотрение этого вопроса в среднестатистическом районном суде.

   При этом стоит напомнить, что обсуждая возможные перспективы заключения под стражу в кабинете следователя или оперативника (как это часто бывает) вы должны понимать, что сам по себе факт избрания меры пресечения в виде залога или домашнего ареста будет разрешаться только судом.

   А Верховный суд повторяет: Заключения под стражу не будет, если отсутствуют предусмотренные статьей 97 УПК РФ основания для избрания меры пресечения, а именно: данные о том, что подозреваемый или обвиняемый может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда, либо продолжать заниматься преступной деятельностью, либо угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, либо уничтожить доказательства, либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. Не будет вообще никаких мер пресечения.

   Поэтому доказывать нужно отсутствие именно этих обстоятельств.

   Мы убеждены, что выход с ходатайством об избрании меры пресечения перед судом это не победа следствия в первом сете. Это лишь заявка. И получить свой 0:1 возможно только в случае несопротивления, неструктурного и невнятного построения линии защиты с первых минут уголовного преследования. И если кто-то смог убедить вас в том, что с судом у него все «решено», знайте — это был первый пас.

С уважением,

Сергей Куликов и Алексей Трофимов

что нужно знать

при проведении доследственной проверки

кто заказывает

возбуждение уголовного дела

история развала заказного дела

при чем здесь полицейские

лучшее совместное в 2016

a

наше расследование

вашего уголовного события

о нашей работе

на стадии суда и следствия

давайте это обжалуем

незаконный приговор или решение

второе расследование в реставрации

мы исправляем

полицейскую ошибку

Я полицейский

и это большая проблема

Если по другому никак

Pro bono publico
WordPress Lightbox Plugin